6f851985

Голышкин Василий Семенович - Нир Тваз



Василий Семенович Голышкин
Нир Тваз
- Ну-с, тише, - сказал старый учитель Добряков и сел за стол.
Это, конечно, странно, что он так сказал. В комнате, кроме него, никого не
было. Но старый учитель Добряков, в отличие от некоторых своих учеников,
всегда знал, что делал, говорил и писал. Стоило старому учителю Добрякову
сесть за стол, как всё, что было в комнате, начинало стучать, греметь,
скрипеть, звенеть, звякать, хлопать, тренькать и бренькать... Теперь ты понял,
о чём идёт речь? О предметах неодушевлённых, отвечающих на вопрос ЧТО: окнах,
дверях, стаканах, пузырьках, блюдцах, флакончиках...
Поэтому старый учитель Добряков, садясь за стол, всегда обращался к вещам
с просьбой вести себя потише. Но вещи, пользуясь добротой старого учителя,
вели себя точь-в-точь как некоторые твои сверстники и сверстницы на уроках.
То дверь - "О-о-ох..." - скрипуче зевнёт, забыв о приличии. То форточка -
"Бац!" - даст оплеуху задремавшей раме. То - "Хи-хи-хи..." - совсем уж не к
месту зазвенят стаканчики в буфете.
Поэтому с предметами неодушевлёнными старому учителю Добрякову приходилось
держать ухо востро, как, впрочем, и с одушевлёнными. Ты понимаешь, кого я имею
в виду...
Иначе и быть не могло. Такая работа у старого учителя Добрякова, что всему
дому приходилось шуметь поменьше. По вечерам он проверял сочинения своих
учеников.
Вот и сегодня - сел за стол, повесил на нос очки и с удовольствием потёр
руки. Перед большой и хорошей работой всегда так делают, не правда ли? Потом
взял со стола первую попавшуюся тетрадь, прочитал, чья она, и удивился.
Ученика с такой фамилией у него в классе не было. Старый учитель Добряков ещё
раз прочитал: "Нир Тваз". Ты когда-нибудь встречал подобное имя? Старый
учитель Добряков тоже не встречал.
"Это, наверно, шутка, - подумал он, - или я взял в учительской чужую
тетрадь". Но нет, на тетради стоял его класс - четвёртый "Б". Может быть,
тетрадь была старой, какого-нибудь прошедшего времени? Нет, год, месяц и число
были сегодняшними, такими же, как и на календаре, висевшем над столом старого
учителя Добрякова. А для точности на тетрадке стояла ещё одна дата - "XX
столетие". Как будто сочинитель боялся, что его спутают с кем-нибудь из
другого века.
Старый учитель Добряков пожал плечами и стал читать: "Как я провёл лето.
Сочинение ученика 4-го класса "Б" Нир Тваза.
Это лето я провёл у своей бабушки на Луне. Там всё, как у нас, на Земле,
кроме неба. Небо на Луне - это крыша, которая пропускает свет и космические
корабли, но не пропускает холод.
На Луне много воздушных садов и озёр, только маленьких. В садах стоят
прозрачные раздвижные домики. В озёрах растут разные деревья: вишни, сливы,
абрикосы, груши, орехи. И все люди на Луне - "воздушные". Они не ходят, а
летают. У меня тоже был крылолёт, и я летал куда хотел. Воздушные сады с
домиками и озёрами тоже могут перелетать с места на место.
Бабушку я долго не видел, а когда увидел, то удивился. Она точь-в-точь как
моя мама, такая же красивая и молодая. Это потому, что люди на Луне, как и на
Земле, никогда не стареют. Бабушка сказала, что когда я вырасту, то не буду
стареть до конца своей жизни.
На Луне, как и на Земле, люди никогда не спят. Потому что у всех по два
сердца. Одно - своё, другое - искусственное. Когда одно отдыхает, другое
работает. Я видел, когда смотрел книгу, что раньше люди много спали. Это
просто ужасно, спать, когда так интересно жить.
Когда бабушка работала, я смотрел книги. Однажды книговзор показал мне



Назад