6f851985

Голубев Глеб - Сын Неба



ГЛЕБ ГОЛУБЕВ
СЫН НЕБА
СТРАННЫЕ НАХОДКИ
Сведения, которыми не обладали
древние, были очень обширны.
М. Твен
1
(Рассказывает Алеша Скорчинский)
Поразительная эта история и без того весьма запутана, да еще Миша Званцев
настоял, чтобы мы ее рассказывали непременно вот так - вперемежку, по главам,
дополняя друг друга. Так что лучше уж я вам сразу представлюсь, чтобы не
усугублять путаницы. Зовут меня Алексей, фамилия - Скорчинский. Научный
сотрудник Института археологии1.
Вот видите, Мишка уже ехидничает и перебивает меня, такой у него характер.
Хотя мы договорились не мешать друг другу. Пусть каждый освещает события
по-своему и дает свои толкования загадкам и необычным происшествиям, которые
нам довелось испытать.
Но не буду отвлекаться. Итак, обо всем с самого начала.
Я сижу на бугре мягкой земли, только что выброшенной из раскопа, и уныло
посматриваю в образовавшуюся глубокую яму. Опять неудача!
Собственно говоря, с точки зрения науки, никакой неудачи нет. Мы ведем
раскопки древнегреческого городка Уранополиса, существовавшего две с лишним
тысячи лет назад здесь, на берегу Крыма. Сегодня расчистили остатки фундамента
еще одного дома, в котором двадцать с лишним веков назад жили люди. Вот здесь
явно был очаг, возле него вечерами собиралась вся семья, наблюдая, как длинные
языки огня лижут старый котелок с бобовой похлебкой: копоть до сих пор
сохранилась на камнях, она так прочно въелась, что ее не стерли века.
Самый обыкновенный дом... А чего же я ждал?
Все идет хорошо, все нормально. Постепенно из-под земли проступает план
древнего города. Вот здесь была винодельня: на большой зацементированной, чуть
покатой площадке рабы ногами давили спелый виноград, и алый сок стекал по
желобкам в три больших резервуара. А в этих глубоких цистернах, вырубленных
прямо в скале неподалеку от берега моря и так же тщательно зацементированных,
конечно, солили рыбу: уже в те времена даже в далеких Афинах славилась
истекающая жиром керченская селедка.
За два года раскопок мы добыли из под земли столько любопытных вещей, что
зимой, когда прерываются полевые работы, никак не успеваем их разбирать и
описывать. Ящиками с нашими коллекциями заставлены до самого потолка две
комнаты в институте. Пора писать диссертацию...
Почему же я не радуюсь?
Скажу честно: все эти осколки амфор, остатки фундаментов и крепостных
стен, детские игрушки, выброшенные много веков назад на свалку, находят при
раскопках любого древнегреческою города. А я жду чего-нибудь необыкновенного.
Чего - пока еще не знаю сам.
Правда, нам выпала редкая удача - восстановить по находкам в малейших
деталях, как погиб в огне этот город две тысячи лет назад от набега
воинственных скифов.
Но и в этом нет ничего необычного. Такие схватки происходили тогда очень
часто. Все города и поселения греческих пришельцев на берегах Черного моря
находились под постоянной угрозой нападения скифов, тавров, синдов или других
местных племен, окружавших их со всех сторон, прижимавших к морю. Философ
Платон насмешливо сравнивает эти полисы с лягушками, усевшимися по берегам
громадной лужи.
Среди эпитафий на мраморных плитах, которые мы находили, раскапывая
некрополь - древнее кладбище на окраине города, то и дело попадалось:
"Лисимах, сын Психариона, прощай! Лисимаха, в обращении ко всем гражданам
и чужестранцам ласкового, убил бурный Арей номадов. Всякий жалобно восстонал
по нём, умершем, сожалея цветущий возраст мужа..."
"Филотт, сын Мирмека, наткнулся на страшное



Назад