6f851985

Голубев Глеб - Глас Небесный



ГЛЕБ ГОЛУБЕВ
ГЛАС НЕБЕСНЫЙ
1. ЧЕЛОВЕК, ПРОХОДЯЩИЙ СКВОЗЬ СТЕНЫ
Чем ближе становилась цель моей поездки, тем большее смятение охватывало меня.
Колебания начались еще в поезде. Зачем я мчусь на ночь глядя из дому к совершенно незнакомому человеку? Что он скажет, выслушав мой сбивчивый рассказ?

Скорее всего, примет меня за сумасшедшую и отправит в больницу.
Правда, Анни дала мне записочку к этому доктору Жакобу и настояла, чтобы я поехала немедленно.
Прямо с вокзала я позвонила по телефону, который мне дала Анни.
Ласковый старушечий голос ответил:
— Квартира доктора Жакоба. Что вы хотели?
— Добрый вечер, — торопливо сказала я. — Можно попросить к телефону доктора?
— Добрый вечер, милочка, — ответила приветливо старушка. — Но его нет. Он уже ушел в театр.
— А когда он вернется? — настаивала я.
— Вернется он поздно, дорогая. Но если дело срочное, то позвоните ему туда. У него в уборной есть телефон.
Но почему Анни ничего не упоминала ни о каком театре? И что доктору делать в артистической уборной? У него же должен быть какойто кабинет.
Странно… Чтото не внушает мне доверия этот доктор.
Оставалось позаботиться о ночлеге. К счастью, в первой же маленькой гостинице, в одном из привокзальных переулков, нашелся свободный номер.
Что делать дальше? Сидеть тут весь вечер в одиночестве или сразу лечь спать?
Но передо мной встало измученное, осунувшееся лицо тети, и вдруг неожиданно для самой себя я решительно сняла трубку телефона и набрала номер, который мне назвала старушка.
— Да?
Этот негромкий деловой голос сразу прогнал всю мою решительность. Я уже хотела бросить трубку, но голос настойчиво повторил:
— Да? Я слушаю.
— Простите… Это театр?
— Да. Варьете «Лолита».
— Могу я попросить к телефону доктора Жакоба?
— Я слушаю вас. Отступать поздно. Попалась.
— Я хотела с вами посоветоваться по очень важному делу. Мне рекомендовала Анни… Анни Дальрик, вы ее знаете. Извините, доктор, что беспокою вас так поздно. Я звонила к вам домой, но мне дали этот телефон…
Он слушал мое бессвязное бормотание не перебивая, и я все больше смущалась.
— Могу я с вами завтра повидаться, доктор? Дело очень, очень важное.
Вопрос жизни и смерти! — торопливо добавила я.
Он недоверчиво хмыкнул.
— Если я вам нужен, приезжайте сюда, в варьете, только побыстрее, у меня мало времени. А завтра я уеду.
Он назвал адрес.
Увы, отступать было невозможно. Я позвонила портье и попросила вызвать такси. Еще раз причесалась, спустилась вниз.

Такси уже ожидало у подъезда.
Через пять минут мы свернули в какойто узкий переулок и остановились перед стеклянной дверью, над которой сияла игривая вывеска «Лолита». Рядом с дверью громадная афиша, на ней изображен мускулистый, полуобнаженный красавец в чалме, обвитый не то цепями, не то гигантской змеей, — и надпись: «Последний вечер! Король современной магии БенБой — Человек, проходящий сквозь стены!»
— Пожалуйста, мадемуазель, — сказал шофер, отворив дверцу.
Сверкая заученной белозубой улыбкой, плечистый негр в расшитой ливрее уже распахнул стеклянную дверь варьете.
— Вы к доктору Жакобу? — Улыбка его сразу стала совсем другой — вполне естественной, искренней и даже дружеской. — Пожалуйста, мадемуазель. Он вас ждет. Вторая дверь направо.

Проводить вас?
— Не беспокойтесь, благодарю. Я найду сама. Вот и вторая дверь направо. Я постучала.
— Войдите, — пригласил уже знакомый хрипловатый голос. Я распахнула дверь.
Это была явно артистическая уборная. Приторно пахло пудрой, потом.
Отражаясь в зеркале, лампа слепи