6f851985

Голубев Георгий Гордеевич - В Паре С 'сотым'



Георгий Гордеевич Голубев
В паре с "сотым"
Часть I. ПО ЗОВУ МЕЧТЫ
ГОДЕН БЕЗ ОГРАНИЧЕНИЙ
Ачинск... С этим городом у меня связаны самые незабываемые
воспоминания. Это там, еще мальчишкой, увидел я впервые в жизни самолет.
Большая зеленая птица с белым носом медленно плыла над окраиной города,
наполняя пыльные улицы и переулки диковинным, неведомым доселе гулом. Шумной
ватагой, задрав головы к небу, бежали мы, мальчишки, к военному городку,
куда летел самолет, и каждый из нас что-то кричал, приветливо махал руками.
Самолет сделал круг, другой и, словно угадав наши желания, стал снижаться.
На земле он показался нам очень большим. Двойные крылья, блестящие
прозрачные козырьки летных кабин, громадный зеленый пропеллер - все это
пленило наши мальчишеские души. Покорили над и летчики - молодые, веселые с
загорелыми лицами парни в кожаных пальто, в черных шлемах, с очками на лбу -
они казались нам какими-то особенными людьми. Летчики стояли около самолета,
о чем-то негромко переговаривались и охотно отвечали на наши вопросы,
которым не было конца. Нас интересовало все: и как летает самолет, и сколько
он может продержаться в воздухе, и долго ли будет находиться здесь, под
Ачинском.
Что касается времени стоянки, летчики успокоили нас, сказав, что
прилетели они сюда надолго. В отношении же вопроса, почему самолет летает,
сколько он может продержаться в воздухе, то летчики посоветовали нам
побольше читать книг об авиации и вступить в авиамодельный кружок, который,
возможно, есть в Ачинске. Затем они решили перегнать самолет на другое
место, и один из них сказал нам: "А ну, желающие прокатиться, - прошу во
вторую кабину!". Мы сразу же гурьбой бросились к самолету, образовав самую
настоящую свалку. Каждому из нас хотелось сесть в кабину.
- Двое!.. Только двое!.. - закричал летчик.
Его властный голос приостановил толкотню ребят. Воспользовавшись
замешательством друзей, я тут же забрался в кабину, где сидел уже Игорь
Дукшта - мальчишка из тех, которым пальца, как говорят, в рот не клади.
Радости нашей не было границ! Ребята, окружив самолет, с завистью смотрели
на нас, счастливчиков. Через некоторое время взревел мотор, за хвостом
самолета поднялся клуб пыли, пригнулась к земле трава, и машина, покачиваясь
с крыла на крыло, тяжело, словно нехотя, двинулась к своей новой стоянке. Мы
с Игорем готовы были кричать от радости. Нам казалось, что самолет вот-вот
оторвется от земли и взмоет в небо. Но он, конечно, никуда не полетел, а,
пробежав метров сто, остановился.
Так окончился мой первый в жизни "полет", мое первое знакомство с
авиацией.
Тогда я твердо решил: буду летчиком!
На следующий же день многие из нас пришли к инструктору Осоавиахима, и
тот был искренне удивлен таким массовым наплывом желающих попасть в
авиамодельный кружок.
...Первые наши модели, взлетевшие в ачинское небо, пробудили у нас
неуемную тягу к самосовершенствованию, к изучению законов аэродинамики. Мы
на время как бы забыли о себе и перенесли все думы, все стремления наши на
легкокрылые модели самолетов и планеров. Каждый из нас мечтал о модели
необыкновенной, чтобы поднялась она высоко-высоко в небо и пролетела над
всем Ачинском как можно дальше. И, видимо, настолько сильно было у всех нас
стремление стать первым, что в скором времени мы, соревнуясь друг с другом,
догнали своего инструктора. Модели наши стали летать так же далеко и высоко,
как и у него.
Труды наши и старания были замечены осоавиахимовским руководством.
Нескольких