6f851985

Голуб Роман - Пустая Комната



Роман Голуб
Пустая комната
(из цикла: "Дети Радуги")
Пролог
Пустая комната... Серые, обшарпанные стены, потолок с облупившейся известкой и,
зияющими сквозь нее, трухлявыми балками перекрытия... Грязный пол, покрытый
зеленоватой плесенью с редкими вкраплениями крысиного помета...
Это мой самый страшный сон... Всегда, когда я вижу его, мое сознание охватывает
Пустота...
Пустая комната, комната для меня...
Часть первая. Прототип
Пролог
Когда кажется, что все потерянно, когда нет сил чтобы просто дышать, не говоря о
том, чтобы еще и бороться за этот небольшой отрезок времени, называемой жизнью,
когда и день и ночь воспринимаются в одном свете - сером сиянии одиночества,
тогда нужно найти в себе силы и, остановившись, хоть на мгновение, начать все
заново, потому что прежнюю жизнь, как правило, спасти уже нельзя.
Глава первая. Осень 1998
Вечер. Тихий шум компьютеров, тусклый свет - горит только одна лампочка из
восьми - остальные перегорели во время очередного скачка напряжения. Четвертые
сутки на работе... четвертые сутки без сна и практически без еды. Всматриваясь
воспаленными глазами в монитор, я вижу, иногда, за всеми этими цветастыми
картинками, кнопками и окнами настоящую суть программы - бегущие колонки цифр,
говорящие только одно - "Ты проиграл"...
Браузер в очередной раз вываливается, о чем мне радостно сообщает окошко
"Доктора Ватсона", практически сразу за этим рвется канал, тонкой нитью
связывавший меня с Сетью, и старый модем, тихонько вздохнув, со скрежетом
начинает набирать номер... Оборвав его жалкие потуги, щелчком мыши я выключаю
монитор и несколько минут сижу, смотря в матово-черную глубину экрана...
Резкий звук отключившегося чайника у меня за спиной заставляет меня вздрогнуть.
Закуривая, я наливаю себе чай и сажусь обратно к компьютеру...
Сизый дым, неприятно щекоча ноздри, окутывает меня, и сквозь этот туман
проступает мысль: "Hадо бы поспать"... допив чай, я иду в соседний кабинет,
сооружаю из нескольких стульев и кресла нечто похожее на кровать и моментально
проваливаюсь в сон... потому что завтра будет еще один день... день без надежды
на изменение...
Резкий тревожный звонок заставляет меня открыть глаза. Обводя комнату мутным
взглядом я с обреченностью понимаю, что все - ночь кончилась, наступил новый
рабочий день, и, еще не до конца проснувшись, иду на первый этаж, открывать
дверь...
Холодный осенний воздух заставляет меня зябко повести плечами поплотнее
запахнуться в старый черный плащ, доставшийся мне от, мертвого уже, деда. У меня
есть еще целых пятнадцать минут на то, чтобы покурить, перед тем, как подойдут
журналисты и начнется рутина по выпуску газеты: верстка, правка, жужжание
модема, передающего килобайты полос в соседний город, где они обретут новую
жизнь на газетной бумаге.
Табачный дым кажется едким как никогда. Где-то в глубине сознания затаилась боль
пустого желудка, переваривающего самого себя, в тщетной попытке дать телу хоть
какую-то энергию... А небо равнодушно плывет над головой гроздьями серых
облаков, сквозь которые пробивается холодное, бледное, осеннее солнце...
Принесли пирожки... их всегда приносят в это время. Я внутренне напрягаюсь,
стараясь не сорваться, но на это раз у меня не получается, и поэтому на фразу
одного из журналистов: "Так ты берешь или нет?" я с тихой злобой бросаю: "Денег
нет!"... Щенки, не видят ничего кроме себя... пора бы уже и привыкнуть к тому,
что вот уже на протяжении трех месяцев я не иду на встречу продавщице с м



Назад