6f851985

Головачев Василий - Владыки



Василий ГОЛОВАЧЕВ
ВЛАДЫКИ
Автоматические видеокамеры высокой капсулы метеопатруля, обозревающие
просторы европейской тайги, включились именно в тот момент, когда
двухкилометровая башня хроноквантового ускорителя внезапно вспыхнула
голубым мигающим светом, с ее вершины сорвалась в небо исполинская молния,
вздрогнула земля, чудовищный вихрь ударил во все стороны от стен башни,
вырывая с корнем сотни и тысячи деревьев. На крыше башни набухла опухоль
светящегося тумана, пролилась по стенам на землю, и покатился кольцевой
вал голубого пламени по лесу, оставляя за собой выжженную, спекшуюся от
небывалого жара лесную почву...
Булькающий гул, грохот и невероятный свистящий вой раскатились по
холмам и равнинам на многие десятки километров вокруг, будя спящих,
вызывая у бодрствующих недоумение и тревогу...
Здание лаборатории времени возле башни ускорителя уцелело, но
выглядело странно - стены будто покрыли белой светящейся краской, провалы
же окон в них были черными. Башня перестала светиться, потемнела, вершина
ее потеряла плотность, превратилась в зыбкий дрожащий столб, исчезающий на
высоте двух с половиной километров. Гул стих, и на ночную землю, в
уцелевшие леса пришла неестественная тишина...
Запись кончилась.
Ромашин посмотрел на собеседника.
Павел Жданов сидел совершенно неподвижно, в устремленных на
выключенный проектор желтых глазах читалось непробиваемое спокойствие.
Он был высок, благодаря развитой мускулатуре выглядел массивным,
форму инспектора носил с подчеркнутым щегольством. Лицо его казалось
несколько замкнутым, лишенным мимики, - Ромашин отнес это на счет долгой
работы в пространстве, вне больших человеческих коллективов.
- Управление [Управление аварийно-спасательной службы (УАСС)] из-за
этого переведено на режим бедствия? - Павел кивнул на проектор.
- Да, - подтвердил Ромашин. - Хотя внешне масштабы катастрофы не
впечатляют.
- Прошу прощения, но мне не очень ясно, почему вызвали именно меня.
Разве у земного сектора мало специалистов нужного профиля?
Павел удивлялся не зря. Он был инспектором безопасности дальних
космических экспедиций, а Игнат Ромашин возглавлял отдел безопасности
научных исследований УАСС Земли - служба одна, но разные направления,
объекты, задачи. И вдруг Павла вызывают в Центр, отстраняют от прежней
работы и приглашают в наземный сектор...
- Попробую объяснить. - Ромашин изменил позу, на миг задумался, не
отводя глаз. - Во-первых, у вас за плечами десятилетний стаж работы в
космосе, а космос воспитывает в человеке умение мыслить раскованно, не
стандартно, не стереотипно. Во-вторых, по образованию вы физик, что
немаловажно; в-третьих, незаурядный спортсмен. Есть и в-четвертых, но об
этом поговорим отдельно.
- Звучит интригующе.
- Увы, я вынужден говорить туманно, особенно в той части, что
касается выбора вашей кандидатуры. Вернемся к главному. Я введу вас в курс
дела, дам связь, код выдачи информации. Будете работать по своим планам и
своими методами. Сразу отмечу, параллельно с вами будут работать и уже
работают другие группы нашего отдела. Пусть это вас не смущает,
дублирование неизбежно - положение дел требует исключительных мер, которых
не знает пока никто... Главными консультантами для вас будут Атанас
Златков, бывший заведующий лабораторией времени, и инженер-хрономеханик
Игорь Марич, непосредственный участник эксперимента. Он - единственный, -
Ромашин снова изучающе взглянул в глаза Павла, - кто остался жив из
персонала лаборатории. Вы видели, ка



Назад