6f851985

Головачев Василий - Реликт 6



Закон перемен (Реликт-6)
Василий Головачев
Д р а к о н. Ну-ну. Что ж. Придется подраться (зевает). Да, откровенно говоря, я не жалею об этом, я тут не так давно разработал очень любопытный удар лапой N в X-направлении.

Сейчас попробуем его на теле.
Е. Шварц. Тень
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ВТОРЖЕНИЕ ЗАКОНА.
СТАВР ПАНКРАТОВ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
РАНДЕВУ С РОИДОМ
Он всплывал к свету сквозь толщу воды, медленно, нехотя, как воздушный шар, прицепленный к тяжелому грузу; шаром была голова, а грузом тело. Вокруг становилось все светлей, тьма отступала, в темно-зеленой водной толще появились золотые прожилки и хороводы искр, холодные глубины отступили вниз; потеплело. И, наконец, наступил момент, когда он вынырнул на поверхность океана беспамятства, не сразу осознав, что лежит на мягкой кровати под легчайшим пуховым покрывалом.
Не открывая глаз, он оценил обстановку и понял, что находится в знаменитом бункере Железовского, в одной из комнат отдыха. Кто-то наблюдал за ним, сурово и пристально, он насторожился, но выяснилось, что это медицинский инк.

В соседнем помещении под аккомпанемент музыки спорили двое. Как только Ставр попытался определить личность спорщиков, один из них тут же прервал речь и появился у постели больного. Это была Видана.
- Очнулся, эрм? Слава Богу! Как самочувствие?
В насмешливом тоне девушки проскользнули радостно-тревожные нотки, и стало понятно, что она беспокоится о состоянии Панкратова и одновременно сердится на себя за эти чувства.
Ставр открыл глаза и невольно окинул девушку взглядом: она была не в обычном унике, а в платье по моде "интим-момент", больше открывающем, чем маскирующем фигуру.
- Ну, как наш больной? - вошел в комнату собеседник Виданы, отец Ставра. Вот его-то уж он встретить здесь не чаял и обрадовался по-настоящему.
- Живой, - сердито ответствовала Видана, тонко почувствовав перемену в настроении безопасника. - Ни одной скромной мысли, ни слова благодарности за уход, ни одного комплимента! Ухаживай тут за ним...
- А я не просил.
- Жаль, что я согласилась остаться. - Видана выбежала из комнаты.
- Что это с тобой? - спросил Прохор, внимательно глянув в глаза сына. - Зачем грубишь девочке? Она ведь провела возле твоей постели двое суток.
Ставр помолчал.
- Когда с ней говоришь строже, она лучше соображает, держит себя в форме.
- Вообще-то в таком тоне разговаривать с девушками не стоит, а тем более на грани фола. В какой-то момент она просто перестанет воспринимать тебя всерьез, ты станешь ей неинтересен. И ради Бога - не груби!

Если бы я хоть раз пошутил в таком тоне с матерью, сын у меня вряд ли бы появился.
Ставр хмуро улыбнулся.
- Ладно, па, я постараюсь. Может быть, ты прав. Какие новости в мире? Неужели я провалялся без памяти двое суток?

Хорош эрм!
- Пси-удар был таким мощным, что сгорел даже твой "защитник", приняв на себя часть разряда.
- Постой, ты о чем? Неужели... Фил?! Филипп-Филиппок, вечный надоеда... погиб смертью храбрых. - Ставр расчувствовался. - Зачем я его с собой взял!

А что с Мигелем?
- Мигель тоже получил нокдаун, но благодаря опыту пострадал меньше и уже работает. Хвалил тебя. Сказал, что, если понадобится, снова пойдет с тобой в разведку.
Ставр порозовел, отвернулся. Потом поднялся на ноги, нашел в нише свой уник и стал одеваться, не обращая внимания на реакцию медицинского инка, приказывающего больному немедленно лечь и принять укрепляющее.
- Укрепляющее ты все же прими, - посоветовал Прохор. - А я пока перескажу новости, по большей части невеселые. База ФАГа, вернее, запа



Назад