6f851985

Головачев Василий - Реликт 1



Василий ГОЛОВАЧЕВ
НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ВСТРЕЧИ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. У ПОРОГА. ГРАНТ
Не разучимся мы никогда,
Хорошо нам придется иль худо,
Сожалеть об ушедших туда,
Удивляться пришедшим оттуда...
Н.Соколова
1
Мохнатый от звездной пыли рукав Галактики уплыл в сторону,
переместился на левую полусферу экрана и угас. В перекрестье ориентаста
медленно вползло бесформенное пятно без единого проблеска света.
"Пять дней, - думал Грант, наблюдал за действиями координатора. -
Каких-нибудь пять дней, а я уже не помню ее лица. Странно... Помню глаза -
потемневшие, невеселые, помню губы, странную рассеянную улыбку, от которой
становилось не по себе... Тина боялась разлуки, но не было в мире силы,
которая заставила бы ее призваться в этом... Помню черное пламя волос и
еще смешное движение руки, подсознательный жест, которым она время от
времени будто прогоняла навязчивую мысль. Но все это - почему-то каждое в
отдельности - словно детали мозаики. И расплывчатый летящий силуэт... В
чем дело? Причуды памяти?"
Едва слышный звон пронесся в воздухе, громада трансгалактического
корабля шевельнулась в последний раз и замерла. Координатор выбросил на
панель спокойные огни и начал отсчет.
"До ядра неделя пути, не больше, - думал Грант, пытаясь
сосредоточиться, но перед глазами все еще плыло пустынное поле
стартодрома, по которому ветер гнал зеленые волны, перечеркивали небо
тонкие шпили антенн, и на этом фоне постепенно таяла фигурка женщины -
удивительно хрупкая и беззащитная. - Потом еще неделя на подготовку
аппаратуры, запуск зондов. И два месяца напряженной работы. И тоски по
жене... Вот удивились бы ребята - узнай они, что их бравый командир так
безнадежно чувствителен..."
Отсчет кончился. Коротко и требовательно прозвучал гудок -
координатор предупреждал людей о необходимости их вмешательства. Грант
взял управление на себя.
Подготовка исполнительных механизмов корабля к прыжку заняла не более
двадцати минут.
- Все, - сказал Грант будничным тоном, снимая с головы дугу биосъема.
Круглое, простодушное лицо его было спокойно и, как всегда, казалось
слегка заспанным.
- Сто семь парсеков, - отметил задумчиво Умбаа, кибернетик корабля,
встретив взгляд командира. - Сто семь...
- И двести тридцать три до ядра, - тотчас откликнулся Вихров,
рассматривая черный провал по курсу корабля. - Всего два перехода, если бы
не это пятнышко.
Грант тоже не отводил взора от темной кляксы, загородившей путь к
ядру галактики, и чем больше он смотрел, тем меньше она ему нравилась.
- Совсем как у Блока, - пробормотал он. - "Ты прислала мне черную
розу в бокале золотого, как небо, аи..."
- Туманность Черная Роза! - воскликнул юный энергетик экспедиции Саша
Реут. - Звучит превосходно! Командир, вы попали в точку.
- Пожалуй, она больше похожа на мешок, - хмыкнул Умбаа.
- Мешок? - удивился Вихров. - Ну и воображение у вас, мой друг! Право
же...
- Успокойся, Виталий, - мягко сказал Грант. - Нарекаю этот ме... гм,
это облако туманностью Черной Розы. Боюсь только, что эта роза задержит
экспедицию. Размеры у нее...
- Два светогода.
- Иначе говоря, два месяца полета в режиме коротких прыжков в обход
туманности. Идти напролом я не рискну - по всем данным облако газопылевое.
Энергетик, кажется, не согласен?
Реут замялся, слегка покраснев.
- Мы что - не можем рассчитать прыжок к ядру?
- Можем, - хмуро проворчал Вихров. - С перспективой угодить на выходе
в звезду.
- Но два месяца на обход, - вздохнул Умбаа. - Это же океан времени!
Времени без



Назад