6f851985

Головачев Василий - Полет Урагана



ВАСИЛИЙ ГОЛОВАЧЕВ
ПОЛЕТ УРАГАНА
КНИГА ВТОРАЯ
ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО КОНСТРУКТОРА
Но замер и ветер средь мертвых песков,
И тише, чем шорох увядших листов,
Протяжней, чем шум океана,
Без слов, но слагаясь в созвучия слов,
Из-сфер неземного тумана
Послышался голос, как будто бы зов,
Как будто дошедший сквозь бездну веков
Утихший полет урагана.
К. Бальмонт. Звезда пустыни
Часть 1
ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО
КОНСТРУКТОРА
БОЛЬШОЙ ВЫСТРЕЛ
Не совсем прав был поэт, утверждая, что настроение - это
климат сердца. Хотя оно к складывается из многих "мелких"
эмоций и глобальных движений души, представляющих устойчивый
свектр ее реакций на внешние раздражители, но помимо сердца
в создании настроения участвует, к сожалению, и голова, осо-
бенно - плохого настроения.
У пограничника Честмира Тршеблицкого, значившегося в слу-
жебной табели о рангах под кодовым обозначением "гриф", то
есть работающего самостоятельно и владеющего допуском к за-
даниям любой сложности вплоть до применения карт-бланша осо-
бых полномочий, имелось много причин к тому, чтобы настрое-
ние его' сдвинулось в область отрицательных эмоций, однако
основной причиной была привычка к пристрастному анализу за-
даний руководства. Проанализировав' последнее, Честмир по-
нял, что руководители погранслужбы перестали его ценить,
ибо, по его мнению, подобные задания обычно выполняют стаже-
ры службы, а не драйверы-прима, к которым принадлежал он
сам. Задание состояло в кенгуру* до триангуляционного маяка
на векторе созвездия Гиппарха, обозначавшего условную грани-
цу исследованного землянами космоса; маяк в течение трех су-
ток не выдал обычного "на границе все спокойно".
- Почему это прогулку поручают мне?- спросил Честмир дис-
петчера оперативного погранотряда.
- Приказ командора,- лаконично ответил диспетчер, будучи
не человеком, а интелматом, то есть кибинтеллектом.
Честмир еле сдержался, чтобы не нагрубить, поэтому, про-
износя гневную тираду про себя, не удивился, когда виом свя-
зи вспыхнул снова и на него взглянул смуглолицый незнакомец
неопределенного возраста: лицо не молодое, но и не старое,
тонкое, волосы совершенно седые, в глазах - странное выраже-
ние затаенной боли или тоски и жуткая глубина всепонимания.
- Откажитесь от кенгуру, - сказал он. - Вы не справитесь
с задачей в таком состоянии,
- А кто вы такой, чтобы советовать мне, что делать?- ос-
ведомился Честмир, сдерживая раздражение.
- Тот, кто знает достаточно, чтобы советовать. Если не
можете отказаться, будьте осмотрительнее в точке выхода, це-
на осмотрительности в данном случае - жизнь.
Незнакомец, кивнув, исчез, виом собрался в световую нить
и угас.
Тршеблицкий хмыкнул, сказал вслух: "До чего же я люблю
идиотские предупреждения!"- и вышел из помещения дежурного
десанта под насмешливые замечания товарищей, ждущих своей
очереди.
Получая вводные, он ничем не выдал своих чувств,
* Кенгуру (здесь и везде жаргон пограничников и спасате-
лей)- прыжок курьерского шлюпа (или другого корабля) по вы-
зову, короткий рейд с единичным заданием.
по обыкновению сухо отвечая диспетчеру, но в кабине курьерс-
кого когга не сдержался и открыл мидель-захват пилотского
кокон-кресла не легким движением пальца, а ударом кулака.
- Кажется, мы не в духе,- заметил интелмат когга по имени
Шарп, когда Честмир, одетый в кокос - компенсационный костюм
спасателя, влез в захват, и включилась система компьютерной
мыслесвязи.- Что случилось, гриф?
- Ничего особенного,- буркнул мысленно Честм



Назад