6f851985

Головачев Василий - Покупка



Василий ГОЛОВАЧЕВ
Покупка
Константин шел по рынку и, ради смеха, приценивался ко всему, что видел
глаз. Удачно доведенная до логического конца операция с соседскими цветами
позволяла ему чувствовать себя хозяином положения до двух часов дня
включительно и сулила не только пиво, на что он рассчитывал вначале, но и
заграничную жидкость под названием "Гавана Клуб", что в переводе означало
примерно то же, что и самогон.
Подойдя к краю шеренги "кустарей", изготовлявших вручную всякую всячину от
сапожных гвоздей до средства от насморка, он заметил странную личность в
непонятном обмундировании, державшую в руках блестящую штуковину с рычагом.
"Личность" была на вид худа и невзрачна, многодневная, но редкая щетина не
могла скрыть под собой горную складчатость лица, зато громадные, мощного
черного волоса брови полностью прятали в пропастях глазниц черные омуты глаз.
"Леший! - решил про себя Константин.- И не боится при народе!.."
- Привет, - сказал Константин "лешему", удовлетворившись осмотром, и
потрогал рычаг штуковины.- И как же эта твоя хреновина работает?
- Отвали,- прогундосил "леший", презрительно окидывая Константина
взглядом.- Твоих средствов не хватит, брандахлыст. Константин от такого
обращения оторопел, но так как он не знал твердого значения слова
"брандахлыст", то ограничился только коротким:
- Сам дурак! У меня, может, целый капитал - одиннадцать рублей под кепкой!
А ты - средствов не хватит!
- Инда другое дело,- изменился в тоне "леший".- А работает она проще
пареной репы: нажал тута, и весь сказ. Бери, за рупь отдам.
- Тю! - обалдел Константин.- Ты же брехал - "средствов не хватит"!
Рокфеллюр косоглазый!
- А чё с хорошего человека деньгу драть,- совсем ласково прошлепал губами
"леший".- Бери, дешевле грибов.
Константин хмыкнул, сдвинул кепку на затылок и с некоторым трудом
подсчитал в уме предполагаемый убыток. Без рубля закусь выходила не ахти какая
- если брать заморский "Клуб", но на кильку хватало. "А, сатана его задери! -
уговорил он себя.- Возьму! Женку удивлю и соседу пузатому покажу - знай
наших!"
- На, хрен старый,- достал он железный рубль и протянул продавцу.- На зуб
попробуй, может, фальшивый.
"Леший" рубль на зуб пробовать не стал и тут же сгинул, будто его и не
было.
- Во дает! - крякнул Константин, шибко почесал темя и с трудом выпрямился,
держа на весу тяжелую штуковину с рычагом.- Мать честная, да в ей же пуда
четыре! А на вид не больше трех!
Кое-как дотащив покупку до скверика, Константин опустил ее на скамейку и
вытер лицо кепкой.
- Ух и зараза! Бросить, что ль? На кой лад она мне?! Купил, называется!..
Он со злости хряснул штуковину кулаком и минут десять сидел рядом,
отдыхал, курил и ругал себя самыми последними словами, которые почему-то
всегда приходят на язык первыми. С одной стороны, железяка ему была абсолютно
не нужна, и тащить ее в деревню, трястись в автобусе, а потом еще и пешком
пилить три версты, было глупо, тем более, что ничего путящего из нее сделать
было нельзя, кроме разве что подставки под самогонный аппарат. С другой
стороны, Константину до слез и спазм в животе было жаль потраченного рубля.
"Эх, мать честная! - горько думал он, вспоминая странного продавца.-
Уговорил, леший его задери! Что ж это я у него купил? Даже не спросил, зачем
тут палка пристроена... И старик чудной попался, за рупь отдал... я бы ни в
жисть не отдал!"
Константин с досады треснул штуковину ногой и вдруг заметил на ее боку
какую-то надпись. Нагнувшись, разобрал:



Назад