6f851985

Головачев Василий - Неперемещенный



В. Головачев
Н Е П Е Р Е М Е Щ Е Н Н Ы Й
Артем проснулся совершенно разбитым, словно после
бурно проведенной ночи или с бодуна, хотя ни того, ни дру-
гого у него не было. Во-первых, он пил мало и только лег-
кое вино, во-вторых, женщины, с которой можно было бы
бурно провести ночь, у молодого инструктора по рукопаш-
ному бою, тренирующего спецназ Главного разведуправле-
ния, пока не появилось. Знакомых симпатичных девчонок
хватало, та же, за которой он не побоялся бы пойти на край
света, еще не встретилась.
Прошлепав босыми ногами по теплому полу в ванную,
Артем с недоумением посмотрел на свою помятую, с теня-
ми под глазами, курносую физиономию, покачал головой и
начал умываться. Потом подумал и залез под холодный
душ, придавший ему бодрости и слегка поднявший тонус.
На кухне он покопался в холодильнике и долго разгля-
дывал его практически пустое нутро: с ним такое бывало,
особенно в детстве - глаза вдруг останавливались, мысли
исчезали, время переставало идти, ощущения пропадали и
сознание уходило в странную п у с т о т у; такое состояние
врачи объясняли "спонтанной медитацией", помогавшей
расслабляться и избегать нервных срывов. Когда он начал
заниматься боксом и каратэ это состояние сначала мешало
молодому парню, потом наоборот стало помогать ему кон-
центрироваться и адекватно отвечать на действия против-
ника, а потом Артем научился вызывать у себя состояние
п у с т о т ы сознательным волевым усилием.
Он очнулся, вытащил из холодильника початую бутылку
кефира, допил и бросил в мусорное ведро, заполненное
почти до отказа. Пора начинать генеральную уборку, при-
шла светлая мысль. Которая появлялась каждый раз, когда
он заглядывал в ведро. Удивляясь своим невеселым ощу-
щениям, Артем кое-как сделал зарядку, смыл пот и сварил
себе кофе. Потом попытался дозвониться приятелям, де-
вушке Вале, с которой намеревался провести вечер, на-
чальнику спортбазы подполковнику Соловьянникову, но
телефон молчал, как партизан, и в конце концов Артем
махнул на него рукой. Обзвонить всех можно было и после
работы.
Он собрал свою видавшую виды сумку, переоделся в
джинсы и темно-синюю рубашку с короткими рукавами,
натянул кроссовки, вышел из дома,- жил он на даче отца,
уехавшего на все лето к родственникам на Алтай,- и только
тогда обратил внимание на небывалую тишину, завладев-
шую дачным поселком.
Не тарахтел движок электросварочного аппарата: сосед
проводил себе водопровод,- не играла музыка, не разгова-
ривали люди, не шумели машины, которые должны были
проноситься по недалекому Ленинградскому тракту, не
горланили петухи в соседней деревне, не лаяли собаки. То
есть все эти звуки и раньше не воспринимались слухом,
потому что были тихими и естественными, не противоре-
чившими природе и пейзажу, теперь же тишина стала про-
сто оглушительной. А самое главное, Артем не видел ни
одного человека, хотя не помнил случая, чтобы сосед сле-
ва, дядя Петя, не возился в огороде, а сосед справа, Леон-
тий Исаакович, декан химико-технологического института,
профессор и убежденный холостяк, не принимал на веран-
де очередную студентку. Поселок словно вымер! А вместе
с ним вымерло шоссе Москва - Санкт-Петербург, не умол-
кавшее до этого момента ни днем, ни ночью.
- Мать честная!- поскреб в затылке Артем, сделав не-
сколько шагов по скрипучей гальке и испугавшись этого
звука.- Или я сплю или одно из двух...
Что-то звякнуло сзади.
Артем стремительно обернулся, готовый увидеть живого
человека, но звук б



Назад