6f851985

Головачев Василий - Мера Вещей



Василий Головачев
Мера вещей
С высоты в сорок тысяч километров Юпитер не был ни полосатым, ни
пятнистым - невероятный по размерам кипящий котел, в котором то и дело
взлетали вверх ослепительно желтые султаны аммиака, оранжевые протуберанцы
гелия и серебристые волокна водорода: котел, поражающий воображение и
заставляющий человека жадно вглядываться в его пучину, испытывая суеверный
страх и не менее суеверный восторг.
Юпитер вторая, неродившаяся, звезда солнечной системы.
Модуль положило набок, и Пановский очнулся. Последовал мысленный
приказ, летающая лаборатория поползла вверх, на более безопасную орбиту,
сопровождаемая перламутровым ручьем "тихого" электрического разряда, на
зигзаге которого вполне уместилась бы земная Луна.
- Спокоен старик сегодня, - сказал Изотов, отрываясь от окуляров
перископа. - Радиус Ю-поля в два раза короче, чем вчера, мы даже не дошли
до верхней гелиопаузы. Рискнем?
Пановский отрицательно качнул головой.
- Пора возвращаться. Мы и так проболтались без малого пять часов.
Ловушки заполнены до отказа, записей хватит на неделю детального разбора.
Изотов хмыкнул, исподлобья взглянул на товарища, занимавшего в данный
момент кресло пилота. Пановскому шел сорок второй год, был он высок,
жилист, смугл от вакуум-загара. Он начал работать над гигантской планетой
двенадцать лет назад, когда закладывались первые Ю-станции на спутниках
Юпитера, естественно, это был один из самых опытных ю-физиков, знавший все
внешние повадки исполина, участвовавший в трех экспедициях глубинного
зондирования его атмосферы.
- Жаль... - пробормотал Изотов, думая о своем.
- Чего жаль? - не понял Пановский, поправляя на голове корону
мыслеуправления. Модуль продолжал ввинчиваться в гаснущее зарево
разреженной водородной атмосферы Юпитера, направляясь к Амальтее, на
которой располагалась Ю-станция "Корона-2".
- Жаль, говорю, что не удалось увидеть КУ-объект. Вчера ребятам повезло
больше.
Пановский поймал в визирные метки пульсирующий радиоогонек маяка
станции, переключил управление на автоматику и повернулся к напарнику.
Изотов появился на Ю-станции недавно. Был он молод, настойчив,
самолюбив и не успел еще растерять надежд открыть На Юпитере древнюю
цивилизацию, существование которой то ставилось под сомнение, то
вспыхивало ненадолго сенсацией в научных и ненаучных кругах солнечной
системы.
- КУ-объект - это фикция, - убежденно сказал Пановский, продолжая
исподтишка изучать лицо молодого ю-инженера. - Я летаю над Юпитером
двенадцать лет и ни разу не видел ничего подобного.
- Значит, тебе просто не повезло. Ведь многие видели... Сабиров, Вульф,
Генри Лисов...
- И никто из них не привез ни одной голографии.
Изотов вздохнул. Что правда, то правда: никто из ученых - зеленых
новичков вроде него и опытных "зубров", - не смог запечатлеть КУ-объект и
доставить снимки на базу. На голограммах проявлялись лишь обычные облачные
структуры верхней газовой оболочки Юпитера.
- Не вешай нос, - добродушно усмехнулся Пановский, видя, что напарник
расстроен. - Повезет в другой раз, не со мной, видимо, я и в самом деле
неудачник.
- "Сотый", "Сотый", - раздался в рубке знакомый голос диспетчера
станции. - Срочно отвечайте, остался ли резерв в регистрирующей
аппаратуре?
- Да, - коротко отозвался Пановский, бегло проглядев записи бортового
координатора. - Три ленты в видеосканере и дюжина кристаллов в приемнике
"Омеги". В чем дело?
- Немедленно возвращайтесь к южной тропической зоне, координаты: сто
семьдесят



Назад