6f851985

Головачев Василий - Корректировщик



Василий Головачев
КОРРЕКТИРОВЩИК
ДРАМА 1
ПАТРУЛЬНЫЙ
Тетрарх патрульный монады Адамева учуял дыхание чужого закона, находясь на
границе подконтрольной зоны, примерно в двух миллионах парсеков от желтой
звезды, которую люди впоследствии назовут Солнцем. Дыхание было очень тихим и
тонким: кто-то пытался незаметно, на уровне суперструнной базы, свернуть
двумерный закон изменения энтропии, превратить его в одномерный, причем - в
деструктурирующий, то есть увеличивающий хаос в этой зоне космоса. Причем,
бесповоротно! Реакция Адамевы была мгновенной, хотя ему не следовало
действовать сразу, надо было сначала обойти всю зону, проверить радиус чужого
вмешательства и его силу и лишь потом попробовать изменить ситуацию,
нейтрализовать действие чужого Закона. А если потребуется - вызвать помощь
пограничной бригады. Однако тетрарх был молод, горяч, энергичен и считал, что
справится с любым вторжением во вверенном ему пространственном районе.
"Пришпорив" тетраду, Адамева коршуном летел "вниз", к границе зоны,
подвергшейся нападению, и... был встречен жестоким кинжальным выпадом чужих
сил.
Выпад носил форму изменения сущности бытия, а не физического воздействия.
В принципе, тетрада имела возможность уклониться и от удара чужого Закона, уйдя
в прошлое краем времен, однако удар был слишком внезапен и точен, по сути, он
являлся разрывом всех существующих в данном районе космоса физических законов.
Он просто-напросто запрещал патрульной монаде существовать!
Будь Адамева послабей, он бы тут же исчез, превратился в "суперструну",
растянувшуюся по всей Вселенной. Но тетрарх был личностью незаурядной, до
патрульной службы работал в составе пентоды Внешней Разведки и знал многое, а
главное, обладал адапто-адаптирующей программой, которая, сработав, не
позволила Адамеве и монаде в целом исчезнуть бесследно.
Как единица действия - монада патрульная тетрасистема перестала
существовать, но как несвязанная система отдельных существ, составляющих
тетраду, монада уцелела. Поскольку распад ее произошел в точке с координатами,
точно соответствующими положению одной из планет, которую люди впоследствии
назовут Землей, отдельные компоненты тетрады вонзились в нее, как пули одной
очереди с разбросом в тысячи километров.
Носитель погрузился в океан, вызвав гигантскую волну цунами, трижды
обежавшую весь земной шар.
"Конь" упал на материк, проделав в базальтовом щите глубокую
многосоткилометровую борозду и вызвав сильнейшее землетрясение и всплеск
вулканической деятельности, погрузившей земную атмосферу в тысячелетние
сумерки.
Наездник также упал на материк, но правее, за шесть тысяч километров от
"коня", и его падение тоже породило землетрясение, круто изменившее ландшафт
материка, в ту пору имевшего другие очертания, разбив его на несколько
отдельных плит.
Сам же Адамева, подчиняясь защитной адаптирующей программе, которую люди
назвали бы инстинктом самосохранения, существовать во плоти в данной точке
пространства не мог, чужой Закон запрещал ему это, и он "осел" бесплотным
неощутимым "облачком изменений" в генах существ, которые уже в то время
обживали континенты Земли.
Существа эти, уцелевшие от наводнения и землетрясений, получившие
единовременный "сдвиг" генных программ, впитавшие память, знания и параметры
личности Адамевы, через сотни тысяч лет после этого события назвали себя
людьми...
* * *
В тот же временной отрезок, который можно было назвать днем, начальник
пограничной службы Кокона Вселенной галеарх Сомаде



Назад