6f851985

Головачев Василий - Консервный Нож



ВАСИЛИЙ ГОЛОВАЧЕВ
КОНСЕРВНЫЙ НОЖ
Фантастический роман
НОРМАН ХАМФРИ
Архипелаг был невелик - семь островов общей площадью шестьсот десять квадратных километров.
Норман нашел самый большой остров, напоминавший полумесяц, покружил над ним, всматриваясь в глубины мрачного вудволлового леса, полюбовался "мечетью" в деревне дайсов, ничего подозрительного не заметил и посадил пинасс * на северном роге острова у древнего разлома шириной в двести метров.
До назначенной встречи еще оставалось время, и Норман решил пройти к побережью через крыло вудволловой рощи, похожей,- что вблизи, что издали - на развалины города или крепости.
Постояв у разлома, оплывшие стены которого поросли перьями оранжевой гриботравы, Норман направился по густой желто-сизой траве к лесу и окунулся в тень первого вудволла.. Пахнуло теплом: в лесу всегда было теплее, чем на открытом пространстве.

Касаясь рукой теплой, обросшей пухом стены растительного великана, Норман обошел его кругом и по белым шрамам старых семязавязей определил возраст вудволла: около тысячи лет. Вдруг пришло ощущение скрытого наблюдения, неясная тревога шевельнулась в душе инспектора.

Тот, кто назначил ему встречу, ни словом не обмолвился, что на острове есть деревня дайсов. Экспедиции здесь не работали, так что выбор места встречи был не случаен, но откуда этот щекочущий спину взгляд извне? Или незнакомец, назвавшийся Альфредом, прилетел раньше и теперь ради страховки наблюдает за ним издали?
Норман поднял голову. Над лесом кружил виброкрыл - живая фотоэлементная батарея размером с земного кондора. К побережью идти расхотелось. Тщетно стараясь избавиться от чувства постороннего присутствия, Норман вернулся к машине.

Перевалило за полдень, в белом небе в зените изливала ослепительный свет голубоватая дыра с четко очерченными краями - Дайя.
Назначенный час прошел.
Норман понял, что было ошибкой лететь сюда одному, не пре-
* Здесь и. дальше в тексте названия летательных аппаратов заимствованы из терминологии древних мореплавателей Греции, Финикии, Египта.
дупредив группу страховки. Правда, Альфред или кто-то, назвавшийся этим именем, не дал времени на размышления, и к тому же знал, кем и где работает инспектор Хамфри.
Внезапно издалека, с другого конца острова, долетел тонкий жалобный крик. Так кричат дети и умирающие олени. Крик смолк, затем повторился, но глуше, и снова тишина завладела островом, чтобы через минуту прорезаться стоном.
Хамфри нырнул в кабину пинасса и дал форсаж. Ему понадобилось всего полминуты, чтобы покрыть шесть километров до южной оконечности острова.

С высоты открылась панорама деревни дайсов: двенадцать конусовидных яранг, кольцом окружающих лобное место - утоптанную, без травы, площадь с ажурной колонной святилища в центре. Колонна горела чистым зеленым пламенем, совершенно бездымно, в ее глубине корчился бхихор, которому поклонялись дайсы, а вокруг валялись трупы аборигенов, лохматых, большеглазых, похожих на лемуров-долгопятов с кузнечикообразными ножками, кротких даже в смерти.
Норман зажмурился, потряс головой, но это был не мираж и не галлюцинация. Перед ним, как в кошмарном сне, вызванном историческим фильмом о преступлениях фашизма на Земле, лежала расстрелянная деревня иного мира!..
Он не забыл об осторожности, но в его практике это был первый случай массового убийства, причин которому не было и не могло быть, и Норман открылся. Он вышел из пинасса, метнулся по площади, отыскивая живых, не нашел, бросился к хижинам. Реакция у него была хорошая, он успел



Назад