6f851985

Головачев Василий - Катарсис 1



Василий ГОЛОВАЧЕВ
И ВОЗМЕЗДИЕ СО МНОЮ
роман
из цикла “КАТАРСИС”
“Се, гряду скоро, и возмездие
Мое со Моню, чтобы воздать
каждому по делам его”.
Откровение Иоанна
Богослова. гл.22. ст.12
ДЖЕРАХ, ИНГУШЕТИЯ. КРУТОВ
Рация в ухе тихо щелкнула, пропуская бесплотный голос
руководителя операции генерала Рюмина:
- Альфа, доложите обстановку.
- Все на местах,- отрывисто бросил Крутов; на нем был
спецкостюм “киборг” со шлемом, не пропускающим звуки,
который позволял держать связь со всеми членами группы
в пределах двух километров.
- Начинайте, альфа.
- Есть начинать.- Крутов бросил взгляд на экранчик ор-
ганайзера - комьютерного координатора со схемой объекта,
на котором высвечивалось положение бойцов группы, пе-
ре-шел на другую частоту.- Двинулись, орлы.На первом
этаже- замереть!
Зеленые огоньки на экранчике органайзера пришли в
движение. Оперативно-боевая группа “Витязь” антитерро-
ристического управления Федеральной службы безопасно-
сти начала работу...
Горноклиматический курорт Джерах расположен в доли-
не реки Армхи в Дайнахском ущелье, в тридцати шести
километрах от столицы Ингушетии Назрани. Курорт зани-
мает плато в так называемой Лунной долине (длина - во-
семнадцать километров, ширина в самой широкой части -
десять) и окружен со всех сторон горами, склоны которых
заросли сосново-буковым лесом. Сама долина покрыта
смешанным лесом: граб, клен, сосна, бук, карагач,береза,-
образующим дивные пейзажи. Санаторий “Джерах” распо-
лагается в северной части долины, на крутом берегу Армхи,
и может принимать на лечение до трехсот пятидесяти
больных туберкулезом. К началу описываемых событий он
был заполнен едва ли наполовину, в основном - жителями
Ингушетии, Ичкерии, и Дагестана, хотя лечились здесь и
люди из других закавказских государств и из глубины Рос-
сии, из городов Сибири и крайнего Севера.
Банда чеченского полевого командира Бадуева, не под-
чинявшегося официальной власти в Грозном, на счету ко-
торой было около сотни похищений людей с целью выкупа
и трех десятков разбойных нападений на поезда и автома-
шины, двадцатого июля скрытно перешла границу Ингуше-
тии (опыт таких переходов имелся значительный) и захва-
тила санаторий.
Утром двадцать первого долина была плотно окружена
войсками МВД Ингушетии и бригадой российского ОМОНа.
В середине дня Бадуев, объявивший “священный джихад
всей России”, потребовал снять блокаду, доставить ему
десять миллионов долларов, освободить всех мусульман,
“страдающих в застенках российских тюрем” и, чтобы по-
казать серьезность своих притязаний, расстрелял двух за-
ложников из числа русских, прибывших лечиться в санато-
рий с берегов Иртыша.
К середине двадцать второго июля войска МВД отсту-
пили, с бандитами начались переговоры, которые ни к че-
му не привели. Не помогло даже вмешательство чечен-
ского президента, намекнувшего Бадуеву о законах шариа-
та, по которым он мог стать отщепенцем, кровником могу-
щественного чеченского клана власти. Бадуев продолжал
требовать, чтобы ему немедленно доставили в ущелье ука-
занную сумму и чтобы по телевидению выступил россий-
ский президент (ни много, ни мало!) с заявлением об осво-
бождении узников-чеченцев. После чего расстрелял еще
двух заложников: русскую женщину и эскимоса. Ингушей и
других братьев по горячей и мстительной крови он все-таки
трогать не решался. И тогда пришел черед выхода на сце-
ну антитеррористических подразделений силовых структур,
созданных специальным указом президента



Назад