6f851985

Голотвина Ольга - Орешек 2



Голотвина Ольга
Встретимся в Силуране!
(Орешек 2)
Her отдыха для настоящего воина Вог и Ралидж по прозванию Разящий Взор недолго наслаждался покоем Теперь его снова ждет дорога — погоня за глупым мальчишкой по наущению хигрого мошенника похитившим древний пергамент хранящий великую и опасную тайну
Долог и труден будет этот путь ибо лежит он через бесчисленные сражения — с троллями и оборотнями со смертоносными призраками — и "иными порождениями Тьмы Но Ралидж не отступал никогда — не отступит и теперь
Дмитрию Юрьевичу и Наташе Браславским — моим первым читателям, строгим и терпеливым
1
Беда, если встретится незадачливому путнику на лесной дороге человек в потрепанной до лохмотьев рубахе и холщовых штанах — но в красивом, опушенном мехом плаще из толстого сукна. Или в потертой кожаной куртке — а на сапогах серебряные пряжки...

При одном взгляде на такого щеголя бросит догадливого путника в дрожь. Сразу начнет он прикидывать: с кого снял встречный незнакомец такие дорогие вещи... а главное — что этот франт сейчас подумывает прибавить к своему наряду?
Именно такие подозрительные бродяги и сидели вдвоем на берегу лесного ручья. Кусты боярышника были плохой защитой от осеннего ветра, поэтому один из парней закутался в свой роскошный плащ, стянул его на груди толстыми витыми шнурами и набросил на голову капюшон. Второй поднял воротник куртки и хмуро сказал:
— Где этого дурака болотные демоны носят? Холодно и жрать хочется...
— Слышь, Матерый, надо бы мне пойти, — озабоченно отозвался его дружок. — Зря ты Гундосого послал. Его в детстве мамаша башкой на камни уронила, не иначе...
Тот, кого назвали Матерым, задумчиво качнул седой лохматой головой:
— Подождем чуток. Не явится — ты пойдешь. Заодно поймаешь этого дурня да вколотишь ему нос до затылка, чтоб впредь шустрей был...
— Постой, — перебил его приятель, — что там по ручью шлепает?
Оба вскочили на ноги, глядя сквозь листву, как через ручей, по пояс в воде, бредет щуплый человечек. Вцепившись в ветви ивы, он вскарабкался на берег, огляделся, махнул рукой и двинулся сквозь кусты к своим дружкам.
— Я напрямик... чтоб обогнать... Уходить надо!
— Облава? — нахмурился Матерый.
— Не на нас. Большая охота ниже по ручью... — Гундосый сморщился, словно собираясь чихнуть, и захихикал. — Ой, потеха была! Самого Хранителя лошадь прочь от свиты унесла, а потом и вовсе сбросила...
— Далеко отсюда?
— Не очень. Свита ищет Хранителя, да со следа сбилась, ушла вниз по ручью. Спохватятся, вернутся... уходить надо!
— А Хранитель где? — хрипло спросил Матерый.
— В Совиной балке... ловит свою серую...
— В Совиной балке?.. Знаю, к ручью выходит... — Главарь обернулся к обладателю дорогого плаща. — Слышь, Костолом, можно устроить засаду!
— Засаду? — не понял Костолом. — На Сына Клана? Гундосый хмыкнул.
— Вот! — покосился на него атаман. — Ты-то « нами недавно, а Гундосый помнит, как этот самый Хранитель в моем отряде из общего котла лопал. Что, не веришь? Это сейчас он Ралидж Разящий Взор из Клана Сокола, Ветвь Левого Крыла — звучит-то как!

А мы с Гундосым его звали попросту — Орешек... и был он беглым рабом, таким же никчемным для нашего разбойничьего дела, как и прочие рабы: ни на коня сесть, ни меч в руки взять...
— Нож хорошо в цель метал! — взыграло в Гундосом чувство справедливости.
— Ага, — нехотя признал атаман, — уже в бегах научился, в Аршмире...
— А мне говорили, — недоверчиво перебил Костолом, — что Ралидж — лучший фехтовальщик Великого Грайана...
— Уж и лучший... — буркнул г




Содержание  Назад